Птичий язык

Тетере вздумалось перевести выводок из леса на кормежку в поле. «Ко-ко-ко!»— говорит она, поднимаясь на крыло, и малыши летят за ней.
Собака прихватила следы выводка, делает стойку. Опять «ко-ко-ко», но тетера метнулась вправо, выводок — налево. Старуха летит медленно над самой травой, делает забавные курбеты в воздухе, притворяясь немощной птицей, которую легко схватить за рябенький веерообразный хвост.
Она отводит опасность от выводка. Когда неопытная собака погонится за старухой, отбежит на приличное расстояние и забудет про молодых, тетера откинет ненужное притворство, прытко полетит, даст большой круг, вернется собирать напуганных малышей.
Выводок сидит под кустом, Укрытие надежное. Проходит человек с ружьем, без собаки. Малыши готовы взлететь, потому что рядом топают тяжелые ноги. Раздается тихое «ко-ко-ко», и тетеревята не взлетают. Человек проходит мимо, не подозревая даже, что дичь была в двух шагах.
Каждый раз «ко-ко-ко» разное. В одном случае оно значит: «Дети, за мной!» Во втором: «Дети, в разные стороны!» В третьем: «Дети, ни с места!»
И приказания опытной мамаши выполняются точно. Едва вылупившиеся из яйца малютки понимают сложный птичий язык.
…Выводок серых куропаток кормится на недавно сжатом поле. Над выводком кружит ястреб. Движущаяся тень хищника напугала молодых. Они поджали крылышки, чтоб взлететь, скрыться в ближнем кустарнике. Но взлет — гибель! Разве улетишь от ястреба?
И мать сердито произносит: «Крук-крук!» Это приказ: «Сидеть на месте, дурашки!» Выводок сидит, словно пришитый к земле, где застала команда. Темносерые перышки совершенно слились с комьями глины, супеска, не заметны в щетинке жнивья.
Старуха зорко наблюдает за ястребом. Хищнику надоело обозревать пустое поле. Он набирает высоту, плывет к горизонту.
«Крук-крук! — раздается в жнивье. — Дети, можно резвиться, продолжать обед!»
И выводок начинает обычную суетливую жизнь. …Вы идете с ружьем и собакой заболоченным берегом озера. Застигли на жировке выводок кряковых. Малыши поздние, еще не летают. Легавая может всех переловить, и стрелять не надо. Но это возможно, если с вами очень опытная, умная собака. В большинстве случаев утята спасаются. Как это происходит?
Старка поднимается и низом летит на собаку или от собаки, увлекая ее за собой. Собака, едва не касаясь мордой желтых перепончатых лапок, откинутых в полете назад, несется за уткой.
«Кря-кря! — произносит утка.— Дети, бегом к воде!» Пока пес гоняется за лениво летящей уткой, а рассерженный охотник кричит «тубо», утята благополучно добираются до воды, плавают на: отмели. Тут-то их собаке уж не взять. Но опасность еще не миновала: может заметить охотник. У него дальнобойное ружье.
Отведя собаку, утка кричит: «Кря-кря! Дети, ныряйте!» И утята мгновенно выполняют команду. Они долго держатся под водой. А станет трудно, захочется подышать — ухватятся мягким и цепким клювом за стебель камышинки, чуть приподнимут голову над поверхностью воды. Пройди рядом — ничего не заметишь!
Вы покинули озеро. Тотчас раздается веселое: «Кря-кря! Дети, на кормежку! Эти дураки ушли совсем!»
…Журавли спят на болоте, стоя на длинных ногах, положив голову под крыло. Попробуйте подойти к табуну. Журка часовой увидит вас,— если не увидит, услышит,— метров за полтораста.
«Курлы-курлы! — звучит над болотом сигнал тревоги.— Внимание! Человек!»
Спящие просыпаются, улетают.
«Курлы-курлыI — кричат они вам.— Не ходи за нами! Ноги намнешь понапрасну! Поищи более глупых птиц!»
Потаскавшись за журавлями по зыбунам дня два-три, вы поймете, что они говорили вам правду: надо искать глупых.
…Вы скрадываете глухаря на току. Петух умолк, вы останавливаетесь, поднятая нога висит в воздухе: страшно ступить на землю — до того чутка птица.
Но вот опять «заскиркал», «затэкал» глухарь — теперь смело скачи по лужам, наступай на хворост, ничего не бойся! Певец глух и слеп!
Остались считанные шаги. Две-три паузы, несколько прыжков — и птица на мушке.
Вы рано торжествуете. В рассветной тишине раздается предостерегающее «ко-ко», и глухарь, как подхваченный ветром, срывается с дерева. Опустите взведенные курки, ступайте домой. Пустой ягдташ? Ничего не поделаешь!
Сигнал подан был глухаркой. Она не токует и, следовательно, в отличие от супруга, видит и слышит. Она давно обнаружила вас и молчала, надеясь еще, что пройдете стороной. Вы же шли к певцу. И заметьте — она дала сигнал, когда петух умолк, когда ее «ко-ко», несомненно, будет услышано.
Если же к току выйдет домашняя корова или громадный лось, глухарка тоже просигналит «ко-ко», но певец не улетит, потому что голосе подруги иное: «Идет глупая скотина, стрелять она не может. Распевай, не бойся!»
Птичий язык беден звуками, но поразительно богат интонациями.

Яндекс.Метрика